Громкое имя не возвеличивает, а лишь унижает того, кто не умеет носить его с честью.
Этот дневник был задуман в шепоте свечей, переборе гитарных струн и под мелодичный звон соприкасающихся бокалов из богемского стекла. И не столь уж и важно, что все это если и было когда-то, то было очень давно, так давно, что поседели деревья за окнами несуществующего дворца...

Этот дневник родился в пасмурный, мрачный и мглистый день, один из тех, что наступают вместе с поздней, глубокой осенью, неся с собой туман, который окутал все вокруг и шалью вдовиц занавесил еще теряющие свои немногочисленные листья, увядшие и потерявшие даже этот болезненный желтый цвет, ветви тополей во дворе...

Этот дневник пришел вместе с первым снегом, который растаял, не успев даже упасть на пожухшую траву, но стал свидетельством того, что зима коснулась своей ладонью уставшей земли, погладила и отступила, как бы говоря, что пришло ее время, время темных ночей и холодов, время зимних сказок и далеких звезд.

Этот дневник обрел существование еще задолго до того, как он был задуман, и написан он был раньше, чем был сотворен и подарен. И последнюю страницу в нем перевернули, закрывая навсегда, раньше, чем я начала писать эту запись... И ничего уже не изменишь. Остается лишь сесть и перечитывать, переворачивая вдруг дрогнувшими пальцами пожелтевшие страницы, покрытые уборным почерком, на которых мешаются разноцветными пятнами выцветшие чернила и высохшие слезы...

Это просто - этот дневник.

@музыка: Сергей Ли, Антон Макарский, Арина - Мне не жаль

@настроение: Зачем тебе чужое небо, моя заблудшая звезда? (с)

@темы: Эпиграф, Театральные маски, Кружева на снегу